Что значит вверенное имущество

Каким образом выявить признаки вверенного имущества и чем они обусловлены? Прежде всего, специфика вверенного имущества предопределяет особенности других признаков состава преступления: субъекта, субъективной стороны, объективной стороны.

С его помощью определяются границы регулирования отношений собственности. Нормой, предусмотренной ст. 160 УК РФ, отграничиваются присвоение и растрата от кражи и мошенничества. В зависимости от содержания, которое вкладывается в это понятие, определяется субъект преступления и решается вопрос о соотношении ч. 1 и ч. 2 ст. 160 УК, а последних — с должностными злоупотреблениями (ст. 285 УК РФ) и преступлениями против интересов службы в коммерческих или иных организациях (ст. 201 УК РФ).

Вопрос этот актуален еще и потому, что ни закон, ни теория, ни практика никогда четко не называли и не определяли ни признаков вверенного имущества, ни субъекта, ни самих действий.

В уголовно-правовой литературе, наибольшую разработку этот вопрос получил в 80 — 90-е годы, когда сложилось почти единое суждение ученых и практиков, что вверенное имущество должно обладать следующими тремя признаками:

  1. находиться у виновного на законном основании, в законном владении (не равно только держанию, непосредственному обладанию);
  2. в отношении его субъект наделен определенными правомочиями (по терминологии постановлений Пленума Верховного Суда СССР);
  3. передача имущества виновному и наделение последнего этими правомочиями осуществляются на правовом основании, соответствующим образом оформленном.

В настоящее время многими подвергаются сомнению правильность сложившейся судебно-следственной практики признания вверенным только того имущества, которое передается с обязательным документальным оформлением. Факт письменного оформления становится особенно актуальным в современных условиях, когда форма и содержание подобных отношений в большей степени определяются не предписанием власти, но взаимным волеизъявлением сторон.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» не дает ответа на исследуемый нами вопрос, а в п. 18 и п. 19 лишь констатирует, что имущество должно быть вверено виновному.

При этом п. 18 указывает на то, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий. Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по ст. 158 УК РФ.

Таким образом, поскольку понятие «вверенное» имущество предопределяет признаки субъекта, субъективной стороны, способа совершения преступления, законодателю необходимо четко сформулировать это понятие в УК РФ.

На мой взгляд, вверенное имущество — это имущество, переданное по документу, с документальным оформлением, для непосредственного обслуживания, использования или управления.

Присвоение и растрата — единственные формы хищений, которые совершаются только специальным субъектом. Специфика субъекта тесно связана и определяется спецификой предмета преступления — это чужое имущество, вверенное виновному.

Объект присвоения и растраты не отличается от объекта других посягательств на собственность; он проанализирован в первой главе.

Предмет присвоения и растраты — чужое имущество, вверенное виновному. Именно специфика предмета преступления, влекущая за собой специфику субъекта преступных деяний, позволяет законодателю предусматривать в ст. 160 УК РФ две самостоятельные формы хищения — присвоение и растрату.

Имущество как предмет преступления обладает здесь двумя дополнительными признаками, кроме тех, которые присущи предмету любого хищения:

1) оно, хотя и является чужим для виновного, тем не менее находится у него, в его владении, по выражению законодателя, "вверено виновному", т.е. виновный владеет чужим имуществом правомерно;

2) виновный не просто обладает чужим имуществом, но может на законных основаниях осуществлять в отношении этого имущества некоторые полномочия собственника или законного владельца, переданные ему в установленном порядке.

Вверение имущества означает передачу имущества собственником или законным владельцем лицу, которое является посторонним к этому имуществу (оно для него чужое), для осуществления некоторых полномочий собственника или законного владельца. Вверение имущества есть как в тех случаях, когда виновному передаются практически все полномочия собственника, так и в тех, когда он должен осуществлять в отношении имущества только одно из возможных полномочий

Сфера действия ст. 160 УК РФ определена в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51:

"Противоправное безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться судами как присвоение или растрата, при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества".

Таким образом, к четырем указанным выше полномочиям, которые традиционно связывают с понятием "вверение имущества" (распоряжение, управление, доставка и хранение), Пленум добавляет еще одно, однако довольно широкое — полномочие пользования имуществом.

Имущество должно находиться в законном владении или ведении виновного. Нахождение имущества не во владении, а в ведении лица — это принципиально разные вещи, часто символизирующие разных субъектов. Последнее — ведение — означает, как правило, что субъект относится к числу руководителей (возможно, это должностное лицо). Как правило, этот специальный субъект не наделен непосредственными полномочиями по отношению к чужому имуществу, однако может отдать соответствующее распоряжение своим подчиненным лицам, которым это имущество вверяется.

Объективная сторона заключается в хищении, совершенном способами присвоения или растраты

ПП ВС РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О МОШЕННИЧЕСТВЕ, ПРИСВОЕНИИ И РАСТРАТЕ

присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства).

Читайте также:  Россия и рф равнозначны или нет

Присвоение как способ хищения состоит в обособлениивиновным вверенного ему имущества (всего или какой-либо части) и установлении над ним своего незаконного владения, хотя бы на короткое время . В присвоении как форме хищения лицо завладевает тем имуществом, которое ему было вверено; при этом происходит переход от правомерного владения этим имуществом к неправомерному, незаконному.

Можно выделить три основные разновидности присвоения:

1) присвоение — изъятие имущества, когда собственник или законный владелец лишается того имущества, которое уже ему принадлежало и было им передано виновному ранее;

2) присвоение — невозвращение имущества, которое есть в тех случаях, когда истек срок владения вверенным имуществом и лицо отказывается возвратить его;

3) присвоение — удержание имущества. Здесь собственник или законный владелец не передает заранее виновному конкретное имущество из своего владения; однако он наделяет виновного полномочиями по получению имущества, которое должно быть далее ему передано виновным (сюда относится, например, получение денег за проезд в транспорте кассиром или уполномоченным на то водителем). В любом описанном случае правомерное владение имуществом переходит в неправомерное.

Растрата представляет собой такой способ изъятия и (или) обращения чужого имущества, при котором виновное лицо не устанавливает над вверенным имуществом своего неправомерного владения даже на короткое время, а

1) потребляет его (как правило, это продукты питания) или

2) реализует его непосредственно из правомерного владения:

а) обращая в свою пользу или пользу других лиц деньги или иное имущество, поступившие в уплату за имущество вверенное, или

б) пользуясь услугами неимущественного характера, за которые было заплачено вверенным имуществом.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 19 Постановления от 27 декабря 2007 г. N 51 так определяет растрату: "Как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам".

В растрате как форме хищения, таким образом, отсутствует переход от правомерного владения вверенным имуществом к неправомерному. Лицо правомерно владеет вверенным имуществом, совершает его отчуждение и получает в неправомерное владение уже другое имущество или использует материальную сущность вверенного имущества для оплаты каких-либо своих потребностей, в том числе и лишенных вещной формы (оплата, например, оказанных транспортных, строительных и других услуг или работ). Растрату следует считать оконченным преступлением с момента противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения).

В том случае, когда лицо совершает с единым умыслом хищение вверенного ему имущества, одна часть которого им присваивается, а другая часть этого имущества растрачивается, содеянное не образует совокупности преступлений.

Исходя из изложенного, присвоение и растрата представляют собой самостоятельные формы хищения, которые отличаются друг от друга следующими признаками:

1) в присвоении всегда имеет место переход от правомерного владения вверенным имуществом к неправомерному. В растрате он отсутствует, лицо владеет вверенным имуществом только правомерно;

2) моменты окончания присвоения и растраты не совпадают. Присвоение окончено, когда над вверенным имуществом установлено неправомерное владение; растрата — когда вверенное имущество отчуждено виновным;

3) разница в моменте окончания хищений влечет разницу в круге возможных соучастников и разницу в квалификации некоторых прикосновенных к хищению действий. Приобретение лицом уже присвоенного имущества при осознании факта его преступного нахождения у виновного без ранее установленной договоренности об этом соучастием не является и может влечь уголовную ответственность по ст. 175 УК РФ — приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем. Приобретение имущества, реализуемого виновным в растрате, при осознании преступного характера отчуждения есть не что иное, как соучастие в растрате в форме пособничества и, соответственно, влечет уголовную ответственность по ст. ст. 33, 160 УК РФ .

Присвоение не предшествует растрате, и растрата не является действием, следующим за присвоением.

Субъективная сторона и присвоения, и растраты характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

В вышеназванном Постановлении Пленума специально обращается внимание на элементы умысла в присвоении и растрате: "Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц. Направленность умысла в каждом подобном случае должна определяться судом исходя из конкретных обстоятельств дела, например таких, как наличие у лица реальной возможности возвратить имущество его собственнику, совершение им попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия. При этом судам необходимо учитывать, что частичное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества" (п. 20)

Субъект присвоения и растраты — специальный: лицо, которому имущество было вверено. Совершенно верно отмечается в п. 22 указанного Постановления: "Исполнителем присвоения или растраты может являться только лицо, которому чужое имущество было вверено юридическим или физическим лицом на законном основании с определенной целью либо для определенной деятельности. Исходя из положений части 4 статьи 34 УК РФ лица, не обладающие указанными признаками специального субъекта присвоения или растраты, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества согласно предварительной договоренности с лицом, которому это имущество вверено, должны нести уголовную ответственность по статье 33 и статье 160 УК РФ в качестве организаторов, подстрекателей или пособников".

Субъектом может быть и частное лицо, получившее от собственника или законного владельца определенные полномочия в отношении имущества. Им в некоторых случаях может быть и лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, и должностное лицо. Если оно использует в хищении свое служебное положение, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 160.

Важным и позволяющим частично решить вопрос об отграничении присвоения или растраты от мошенничества является разъяснение вышеназванного Пленума по субъекту ст. 160 УК РФ: "Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей" (п. 24).

Читайте также:  Подводные камни при открытии ооо

Представляется, что похищаемое вверенное имущество условно можно подразделить на два вида: динамическое и статическое (для более углубленного анализа рассматриваемого преступления).

Критерием такого деления, с нашей точки зрения, является место нахождения имущества, вверенного виновному, на момент хищения. Если имущество в момент хищения находится на охраняемой территории (завода, фабрики, хранилища и т.п.), то такое имущество можно условно назвать статическим. Осуществление правомочий в отношении такого имущества со стороны виновного лица жестко ограничено режимом функционирования охраняемой территории (рамками рабочего дня (смены), территориальными границами, функциональными обязанностями). Иными словами, статическим (находящимся в строго определённом месте) можно назвать имущество, находящееся в момент хищения на охраняемой территории. Таким образом, динамическим можно назвать такое имущество, которое на момент хищения фактически непосредственно находится у виновного лица и «следует» (или в любое время по желанию этого лица может «последовать») за ним для осуществления этим лицом правомочий в отношении этого имущества. Для динамического имущества в отличие от статического характерно то, что оно находится во владении виновного в течение времени, необходимого для осуществления этим лицом своих полномочий (это время может не совпадать с временными рамками рабочего дня (смены), режимом работы организации). Владение динамическим имуществом не ограничивается охраняемой территорией.

Из вышесказанного видно, что в основании классификации вверенного имущества на статическое и динамическое лежит не специфика того или иного имущества, а особенность его местонахождения на момент хищения (в отличие, например, от деления имущества на движимое и недвижимое).

В зависимости от объема правомочий (полномочий), осуществляемых лицом в отношении динамического имущества, его можно подразделить на три категории (группы):

1) имущество, вверенное лицу, в основные обязанности которого входит его транспортировка (перемещение) (шофер-экспедитор, инкассатор, и др.);

2) имущество, вверенное лицу, в правомочия которого транспортировка (перемещение) его входит как составная часть деятельности виновного (например, таксист, казначей общественной организации, кассир и др.);

3) имущество, вверенное лицу, имеющему фактически правомочия собственника в отношении этого имущества (администратор, комендант, прораб и др.).

Поскольку динамическое имущество во время транспортировки (перевозки, переноса, доставки, иного перемещения) непосредственно находится во владении у виновного, постольку и фактически (физически) изымать его не откуда Здесь происходит, на наш взгляд, так называемое формальное изъятие, которое характеризуется лишь заменой правомерного владения неправомерным. А такая замена владения может осуществляться и путём удержания имущества и непредоставления его соответствующим органам, лицам.

Формальное изъятие, как правило, совершается в отношении имущества, которое вверено лицу, осуществляющему его транспортировку (перемещение) в качестве основной своей функции (шофер-экспедитор, инкассатор), а также тем лицам, для которых транспортировка (перемещение) имущества является неотъемлемой частью их основной деятельности (таксисты, казначеи).

Действия лиц, которые владеют и распоряжаются вверенным имуществом фактически как собственники (в рамках объёма предоставленных им правомочий), при хищении могут выражаться как в формальном изъятии (если умысел на хищение возникает во время транспортировки (перемещении) имущества по назначению), так и в материальном (физическом) изъятии (если имущество, например, изымается незаконно со склада, из помещения, иного хранилища).

Отличие материального (физического) изъятия динамического имущества от изъятия статического имущества заключается в том, что в первом случае сам факт изъятия имущества с целью хищения (присвоения или растраты) с одновременной заменой правомерного владения неправомерным практически не оставляет места стадиям приготовления и покушения на хищение, и, как правило, является моментом окончания преступления.

Так, например, прораб строительного участка с целью хищения отгрузил со склада, находящегося вне охраняемой территории, вверенные ему стройматериалы в автомашину для использования их в личных целях (присвоение) или для передачи другим лицам (растрата). Момент окончания погрузки стройматериалов будет моментом окончания хищения. Покушение в данном примере возможно только в том случае, если действия по изъятию стройматериалов со склада растянуты во времени или прерваны (прекращены) по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного (задержание во время погрузки).

Если же изъятие имущества осуществляется одномоментно, то одновременно с окончанием изъятия присвоение (растрату) следует считать оконченным, поскольку виновный всегда имеет реальную возможность распоряжаться вверенным динамическим имуществом как своим собственным.

Таким образом, для динамического имущества характерно то, что момент окончания изъятия имущества является одновременно и моментом окончания хищения. Следовательно, соучастие в хищении такого имущества может быть только до или в процессе изъятия.

Изъятие же статического имущества из места его нахождения само по себе ещё не означает, что хищение является оконченным. Поскольку вверенное имущество находится на охраняемой территории, то реальная возможность распоряжаться таким имуществом как своим собственным может возникнуть у виновного лица только за пределами этой территории. Поэтому и момент окончания хищения статического имущества наступит с момента появления такой возможности. Изъятое виновным лицом имущество из места его нахождения может длительное время быть спрятанным на охраняемой территории, поэтому момент окончания хищения может быть значительно отдалён по времени от момента изъятия этого

Вопрос № 62. Понятие изготовления и переработки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Термины «незаконное изготовление» и «незаконная переработка» наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и учеными, и правоприменителем — в следственной и судебной практике, толкуются неоднозначно. Зачастую одновременно вменяются в вину действия по изготовлению наркотиков и действия по их переработке. Действия, направленные на приведение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в удобное для потребления состояние, ошибочно квалифицируются как их незаконные изготовление или переработка.

Незаконную переработку и незаконное изготовление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов как преступные деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 228 УК РФ, необходимо отграничивать от нарушения правил изготовления и переработки наркотических средств и психотропных веществ. Незаконными применительно к ст. 228 УК РФ переработка и изготовление наркотиков признаются в случае нарушения общего порядка изготовления или переработки наркотических средств и психотропных веществ, предусмотренного Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Читайте также:  Ремонт в двухкомнатной брежневке

Общий порядок изготовления и переработки наркотиков связан с субъектами изготовления или переработки; с предметом изготовления или переработки; с целями изготовления и переработки; с организационно-правовым статусом организаций, которые могут заниматься деятельностью по изготовлению или переработке наркотиков; с наличием лицензии.

Анализ положений Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» позволяет сделать вывод, что незаконными признаются:

изготовление и переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов физическими лицами во всех без исключения случаях;

изготовление и переработка аналогов наркотических средств и психотропных веществ;

изготовление и переработка наркотических средств и психотропных веществ помимо целей, указанных в настоящем Федеральном законе;

изготовление и переработка наркотических средств и психотропных веществ ненадлежащим юридическим лицом;

изготовление и переработка наркотических средств и психотропных веществ юридическими лицами, указанными в Федеральном законе, но без лицензии либо при наличии лицензии, но полученной путем предоставления документов, содержащих заведомо ложные сведения;

изготовление и переработка иного вида наркотического средства или психотропного вещества, чем то, на изготовление и переработку которого (которых) выдана лицензия.

п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14, определяет «Под незаконным изготовлением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, в результате которых из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов».

Исходя из изложенного, можно выделить следующие признаки уголовно наказуемого изготовления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

1. Изготовление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов представляет собой умышленные действия, в результате которых получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств или психотропных веществ, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, либо аналогов наркотических средств или психотропных веществ.

2. Исходным материалом для изготовления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов служат другие виды наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоры, наркотикосодержащие растения, лекарственные и любые иные химические вещества.

3. Изготовление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов может быть первичным, когда в процессе их изготовления не используются наркотические средства и психотропные вещества, либо вторичным, когда в качестве основы при изготовлении используются определенные виды наркотических средств или психотропных веществ. При вторичном изготовлении из одного вида наркотических средств или психотропных веществ получают другой вид наркотических средств или психотропных веществ. При этом и первоначальный, и полученный в результате изготовления вторичный вид наркотических средств или психотропных веществ включены в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в качестве самостоятельных видов.

Опий – морфин — героин.

4. Количество готовых к использованию и потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, полученных в результате изготовления, должно образовывать крупный или особо крупный размер. Если процесс изготовления еще не завершен, то должны быть получены бесспорные доказательства того, что результатом изготовления должны стать наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в крупном или особо крупном размере.

Существует мнение, согласно которому любое приложение сил человека для получения готового к потреблению наркотического средства, в том числе и из наркотикосодержащих растений, следует квалифицировать как изготовление наркотика. На наш взгляд, эта позиция не совсем верна, так как смола и пыльца растения конопли уже существуют в природе, а человек определенным способом отделяет их от растения, т. е. не совершает действия, связанные с изменением первоначального свойства используемого средства или вещества, как это бывает при изготовлении наркотического средства.

Незаконная переработка наркотических средств или психотропных веществ. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 дается определение: «Под незаконной переработкой без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия по рафинированию (очистке от посторонних примесей) твердой или жидкой смеси, содержащей одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, либо повышению в такой смеси (препарате) концентрации наркотического средства или психотропного вещества, а также смешиванию с другими фармакологическими активными веществами с целью повышения их активности или усиления действия на организм».

Верховный Суд РФ в качестве еще одного преступного действия при незаконной переработке наркотиков называет смешивание с другими фармакологически активными веществами с целью повышения их активности или усиления действия на организм. Формулировку нельзя признать удачной, так как не совсем понятно, что с чем смешивается, активность чего должна повышаться и в чем разница между повышением активности и усилением действия на организм.

Будем исходить из того, что какое-либо фармакологически активное вещество добавляется к конкретному виду наркотического средства или психотропного вещества (которые также могут быть по своей сути смесями) либо к смеси, содержащей один или несколько конкретных видов наркотического средства или психотропного вещества. В результате вид наркотического средства или психотропного вещества, существующего в качестве самостоятельного вида, включенного в Перечень, содержащегося в смеси, не меняется, но его активность увеличивается и усиливается действие на организм.

Незаконные изготовление и переработка аналогов наркотических средств или психотропных веществ. В настоящее время установлена уголовная ответственность за изготовление и переработку аналогов наркотических средств и психотропных веществ. Законодательное определение изготовления и переработки аналогов отсутствует.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 15 июня 2006 г. № 14 включил в определения незаконного изготовления и незаконной переработки наркотических средств и психотропных веществ и аналоги наркотических средств и психотропных веществ, подразумевая, что способы изготовления и переработки аналогов ничем не отличаются от способов изготовления и переработки наркотических средств и психотропных веществ.

Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector